ГАЛОПОМ ПО АМЕРИКЕ 2

4. Август, 2007

Power

Honda

НЬЮ-ЙОРК, НЬЮ-ЙОРК!

На следующее утро выехали в аэропорт, как и обещали, в 9. Билетов как таковых у нас не было, только так называемые е-тикетс, электронные билеты, резервируемые через интернет. Подходишь в аэропорту к компьютеру, набираешь номер резервации, выбираешь себе места – и получаешь на руки сразу посадочные талоны. Остается сдать багаж, пройти секьюрити-контроль и ждать посадки. Очень удобно – в Штатах везде, где предполагается возможность очереди, место для этой самой очереди огораживается лентами, что позволяет избежать толкучки. Ну и люди, естественно, ведут себя цивильно – становятся друг за другом на расстоянии 50-70 см, никто не дышит в ухо, не наступает сзади на ноги, тем более, не пытается пролезть вперед, не подныривает под ленты и т.д. Корейцы, бывает, жмутся к стоящему впереди или пытаются «проскочить» вперед. На них оглядываются с недоумением и опаской. Впрочем, это мы еще до Америки, заметили – на Сайпане корейцы ведут себя точно так же.

Сели в самолет. Места хорошие – в начале салона, кресел впереди нет, можно вытянуть ноги. Вот только откуда так несет перегаром? Люди вокруг приличные, рядом с нами старушка лет 70 в огромных золотых серьгах и с явно дорогой сумочкой, улыбается вежливо. Сзади - русско-еврейская семья, похоже, с Брайтона… хотя… бабушка звонит по телефону, пока можно, приглашает какую-то Леночку в гости в Израиль. В общем, устав строить догадки, мой супруг заснул в кресле. Наша же семидесятилетняя соседка с милой улыбкой попросила у стюардессы водки и томатного сока и всю дорогу попивала «Кровавую Мери», то перелистывая любовный романчик, то разгадывая кроссворды. Запах перегара, к слову, тут же выветрился.

В сумерках сели в Нью-Йорке. Холодно. Снег, от которого почти успели отвыкнуть в теплых западных штатах. Ноги в кедах промокли сразу же, на остановке такси. Тоже, кстати, все организованно. Подходишь на остановку, занимаешь очередь. Один за другим подъезжают желтые автомобили, как правило, с чернокожими водителями. Докладываешь «менеджеру» остановки, куда едешь, он дает задание таксисту, тут же предупреждает о цене. Внутри автомобиля табличка – цена проезда такая-то, если водитель просит больше, звоните – и номер телефона. Пригороды Нью-Йорка из окна такси в вечернем освещении напоминают рабочие окраины любого большого города, хотя бы Москвы. Промзоны, пятиэтажки, кстати, здорово напоминающие наши хрущевки, только называемые «кондоус», дорожные развязки, все то же. Подъехали к гостинице «Веллингтон» на перекрестке 7-й авеню и 56-й, кажется, стрит. Гостиница старая. На входе швейцар в ливрее. В фойе – тяжелые хрустальные люстры, ковры, зеркала, огромные букеты в напольных вазах. «Лиловый негр», опять же, в ливрее, отнес в номер наши вещи, убедительно изобразил смущение и немыслимую благодарность, получив доллар за труды, и пятясь и кланяясь, удалился.
Номер маленький, старая деревянная мебель, в царапинах, но не обшарпанная, а просто старая. Мраморный подоконник, огромное зеркало напротив кровати. Маленькая ванная с мраморной, опять же раковиной. Тяжелые шторы. Паровое отопление включается по ночам. Напротив окна старый нью-йоркский кирпичный дом, типа наших «сталинок» - с высокими потолками и узкими окнами. Занавесок на окнах нет, как правило, поэтому видно, какие разные люди живут в этих «апатментс» - у кого-то стильная студия, у кого-то старая квартира, где дизайн не менялся, наверное, лет 50, вся в книжных шкафах. У кого-то все окно заставлено горшками с растениями. Под окном гудят такси, люди торопятся куда-то. В кафе через дорогу очередь – когда еще ужинать в итальянском заведении, как не в 11-м часу вечера. Нью-Йорк, кажется, вообще никогда не спит, я смотрела в окно номера, проснувшись во втором часу ночи – и поток машин, и поток людей на улице ненамного реже, чем днем, девушки в твидовых пальто идут куда-то вполне деловым шагом. Те же гудящие таксисты, и кафе в большинстве своем работают круглосуточно.Оставив вещи и переобувшись, решаем пройтись и посмотреть, где бы поужинать. Странное дело, но выйдя в 10 вечера на заснеженный Манхеттен, я ощутила, будто наконец-то вернулась домой. Шла и улыбалась всем – неграм в пуховиках, продающим всякую ерунду прямо на улице, белым, стоящим на светофоре и скользящим через дорогу, продавцу в фотосалоне, девушке в пиццерии… И все улыбались мне – никаких «серых хмурых нью-йоркских лиц». Девушка в пиццерии, как и весь, впрочем, персонал, оказалась албанкой, нам обрадовалась почти как землякам. Еще в Нью-Йорке попадаются заведения, какие у нас раньше называли «кафетериями» - нечто среднее между кафе и магазином. Можно съесть купленную еду прямо там же, за столиком, а можно взять с собой. Кормят выпечкой, бутербродами, салатами, еще можно купить воды, сока, кофе, йогурты, фрукты, сладости. Удобно. Вообще в Биг Эппл на каждом шагу разные кафешки. Еда разная, кормят, как правило, вкусно. Недалеко от нашего отеля на Бродвее нам полюбилось итальянское заведение с буфетом (т.е., шведский стол), там и обедали. Завтракали в кафе на первом этаже гостиницы (ну и круассаны там – с половину нашего батона!), ужинали, где придется. Даже по ошибке зашли как-то в кошерное кафе, но есть там не стали – все-таки, это очень специфичная еда. За два дня вволю нагулялись по Манхеттену, сходили на мюзикл «Мамма Миа». Хотя мюзикл этот идет на Бродвее уже пять лет, народу – не протолкнуться! А ведь так свободно купили билеты – утром на вечер, я даже расстроилась, думала, будет полупустой зал. Ничего подобного, свободных мест, кажется, вообще не было. Отличные голоса, хорошие актеры, забавный сюжет – очень понравилось. Даже супруг, далеко не любитель театра, был доволен.Смотрели с берега на Статую Свободы. Если бы было потеплее, можно было прокатиться до статуи на катере. Люди в костюмах Леди Либерти стоят на деревянных ящиках – фотографируются с туристами.Под ногами гуляют утки. Я залезла на какой-то памятник - судя по всему, людям, достигшим Берега Свободы – и изобразила такую же смесь восторга и отчаяния, как на лицах персонажей монумента. Тут же откуда-то материализовались японцы с фотоаппаратами. Попозировала секунд 30, пусть дети Солнца порадуются.На второй день арендовали наш второй автомобиль, снова в «Аламо-Нешнл». Шли туда мимо Сентрал Парка – прямо у ног распускаются подснежники. Все любуются, улыбаются – и никто не рвет. Ну почему, почему у нас не так??

Теперь мечтаю – пожить бы полгодика в районе Сентрал Парка! Глядишь, и говорить по-английски свободно начну! Чудесный город, большой и непафосный, там все, наверное, чувствуют себя дома.

Взяли в аренду белый «Крайслер-Себринг».
Первым делом проехали по Бродвею – уж больно колоритные персонажи там встречаются, но снимать их из машины все-таки удобнее, чем стоя лицом к лицу.Потом отправились на Брайтон, посмотреть, как там живется бывшим соотечественникам. Проехали через легендарный Бруклинский мост, потом минут 20 через «черные» районы (белые лица – только в задраенных наглухо автомобилях) – вот и Брайтон.Не впечатлило как-то. Красиво, с точки зрения архитектуры, но явно бедно и грязно. Совсем как в России – ветер несет мусор по улице. Даже у черных мусор не валяется под ногами, ждет вывоза в больших черных мешках у дороги.Назад ехали через Чайна-Таун. Красные фонарики, иероглифы, все как положено. Вечером, миновав двухчасовую пробку, выехали из Нью-Йорка – в сторону Ниагарского водопада.

ВОСТОЧНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ

Переночевали в отеле «Рамада» где-то в заснеженной Пенсильвании. Встретили на ресепшн очередную русскую девушку, видимо вывезенную из России в раннем детстве родителями, ибо по-русски девушка понимает, но почти совсем не говорит. Зовут ее экзотично - Жизелла. По нашим наблюдениям, это обычное дело – выросшие в США русские дети (включая тех, кто уезжал из России в 10-12 лет) не говорят по-русски. Хотя понимают все или почти все.
Около трех часов следующего дня прибыли на Ниагара-Фоллс. Еще с дороги видишь у горизонта столб белого дыма. Как выяснилось, это ничто иное, как брызги, водяная взвесь в воздухе над водопадом.Зима, туристов мало, все закрыто (к счастью, кроме туалетов), но посмотреть можно. Часть падающей воды замерзла, другая – нет, мощный гул, в лицо непрерывно летят мелкие ледышки – замерзшие брызги. Сам водопад виден не так уж хорошо, видимо правы те, кто утверждает, что с Канадской стороны зрелище выглядит намного эффектнее.

Летом можно на катере прокатиться, заехать под водопад, но мы-то путешествовали в начале весны… В общем, поснимали канадскую сторону с американского берега, себя на фоне водопада, и, замерзнув окончательно (в такой-то влажности! еще бы!), направились к машине. По пути угостили белку грецким орехом, привезенным еще из Калифорнии. Картинка получилась – прямо как в «Ледниковом периоде».Теперь нас ждал город Рали, что в Северной Каролине. Шесть лет назад мой супруг приезжал в этот город на стажировку по программе обмена,

познакомился с одной гостеприимной семьей. С тех пор обменивался со «своими хозяевами» редкими письмами, и вот, в ответ на сообщение, что собирается путешествовать с женой по Америке, получил приглашение заехать в гости.

Уезжали из Ниагара-Фоллс по платной дороге. Обычно это дороги, проходящие через мосты или туннели. В нашем случае – через два туннеля. Въезжая на такую дорогу, получаешь «тикет», где указано место въезда. Съезжая с нее, платишь в кассу деньги – от места въезда зависит сумма. Мы ни разу не платили больше пяти долларов (чаще всего – 2,5), но, судя по информации в «тикете» бывает и 14. Зато эти дороги скоростные и всегда в отличном состоянии. Хотя в США дороги вообще хорошие.
Темнело. По пути встречались мотели, но почему-то без забегаловок и магазинов поблизости. А есть хотелось. Решено было заехать в первую же встречную деревню за провизией. Первая встречная деревня называлась МакКин. Несколько улиц, начальная школа, заправка с магазинчиком, где не продают спиртное… А хотелось красного вина. В ответ на наш вопрос парубок за кассой наморщил лоб, подозвал еще одного продавца… В итоге нам предложили проехать на другой конец деревни, где в магазине вроде должны быть «ликворс». Заснеженные узкие улочки, редкие огни в окнах… вот и магазин. Что показательно, парковка возле даже не заасфальтирована. Глушь, одним словом. Заходим. Звон колокольчика – и нам навстречу выходит продавец, крепкий розовощекий парнище. Торгует тут пивом в обществе большой собаки-боксера. Интересно, в целях безопасности, или просто вместе веселее? Но вина нет. Только пиво – зато в такоооом ассортименте ! И все ящиками. К пиву орешки-рыбка-чипсы и стаканы самых разнообразных форм и размеров. Деревенские мальчики очень вежливы и постоянно краснеют.

Уехали из МакКина, так и не найдя чего бы выпить на сон грядущий. Очередная ночевка в мотеле в деревне, называвшейся, кажется, Мидлтон. Это еще Пенсильвания, или уже Вест Вирджиния? Не помню. Ужинали в китайском заведении с буфетом через дорогу. Мы не любители китайской еды, но ничего другого поблизости не оказалось. Китайцы обрадовались нам страшно, мы ведь соседи – с другого берега Амура. Изумились и чуть не обиделись, выяснив, что мы с мужем ни разу не были в Поднебесной – как же так, многие люди из России часто приезжают в Китай?! Пришлось пообещать, что непременно, при первой же возможности… На прощание нам подарили «печенье удачи» с предсказаниями внутри. Мне попалось пожелание не сидеть на месте в ожидании своего корабля (актуально!).

Следующий день провели в дороге. Сдержанные пейзажи за окном, снег постепенно сменился поросшими хвойным лесом горами, с каждым, кажется, километром становится теплее. В Вирджинии можно уже и куртку снять. Судя по автомобилям вокруг, по встречающемуся жилью, народ в обеих Вирджиниях победнее, чем в Нью-Джерси и в Калифорнии. Но люди все так же доброжелательны.
На заправках частенько к нам подходили старички, интересовались, откуда мы, услышав, что русские, радовались, обнимались с нами, просили на память сфотографироваться. Можно понять – они ведь боялись русских всю сознательную жизнь, и вдруг – вот они, враги. Заливают бензин в машину. Водку из горла не пьют, бомбы в карманах не носят. Кстати, на дорогах много стариков за рулем. Часто за рулем автобусов-кемперов. Люди всю жизнь вкалывают, зарабатывают себе пенсию, а уж на пенсии начинают путешествовать.Вечером были в Рали, в гостях у Тома и Джулии, о которых я много слышала от мужа, и вот, наконец, познакомились лично. Чудесные люди, простые и гостеприимные. Назвали «найс» мой хромой английский. Не захотели и слышать ничего о гостинице, оставили нас у себя ночевать. И если бы мы утром не проснулись до того, как хозяева ушли на работу, нам, похоже, оставили бы ключи под ковриком и записку, где искать завтрак.

Рали – красивый город в сосновом лесу. Утром просыпаешься под пение птиц. На бакъярде по деревьям скачут белки. И не скажешь, что в этой почти деревенской на взгляд местности проживает около 1 млн человек. На самом деле в Рали размещены серьезные компьютерные фирмы типа IBM и фармацевтические компании, несколько университетов (один из них, ДЮК, входит в тройку или пятерку лучших в США)… А благополучные жилые районы выглядят как сказочная деревенька под соснами.
Попрощавшись с гостеприимными хозяевами, направляемся в сторону Мертл Бич, что в соседней Южной Каролине – пожить денек на море. В марте Атлантика еще холодная, не искупаешься, поэтому туристов немного, без резервации спокойно можно поселиться в любом отеле.Пляж – песчаный, почти пустой в это время года, в обе стороны до горизонта. Чайки огромными стаями «пасутся» у полосы прибоя, над водой летают пеликаны.

Муж попытался искупаться, хватило его задора секунд на 30 – вода холодная. Но на солнце по-летнему тепло. Поэтому у гостиничного бассейна загорали компании старичков-пенсионеров в ярких плавках и купальниках. Забавно видеть постаревших бэд-герлз, курящих в кулачок под значком «не курить».

Вечером гуляли на местном Бродвее – озеро, пересеченное мостиками в нескольких местах, вокруг – пешеходная улица, вся заполненная кинотеатрами, кафешками, клубами, какими-то аттракционами, магазинчиками с пиратской символикой, воздушными змеями, сувенирами из цветного стекла и тому подобными необходимыми любому разумному человеку вещами.

Рядом – аквариум, где можно посмотреть поближе морскую живность. Плавающие в озере утки клюют назойливых рыб отвратительного вида. Рыб этих можно кормить, купив тут же в автомате корм, вот они, привыкнув, и «выслеживают» людей, проходящих по мосту – стоит остановиться, как вокруг из воды высовываются десятки пастей - разевают рты, как птенцы в гнезде… Фу! Уток можно понять. Лично я не стала кормить этих тварей. Казалось, они и меня могут съесть, если дотянутся. Дети гоняются за утками по берегу, крича: «Дак, стей хиер!» Утки лениво делают вид, что убегают.

Ужинать поехали в «Гигантский краб» - морской ресторан с шведским столом-буфетом. Огромный пират на входе пригласил нас войти. Среди прочей морской еды подавали и крабов – действительно немаленьких.

Чудесно засыпать и просыпаться под шум прибоя! А еще утром, едва встав с постели, мы видели дельфинов – прямо с балкона своего номера.

Уезжать от дельфинов не хотелось, но мы пообещали Николаю, с которым познакомились в инете, заехать к нему в гости в Симпсонвилль. Коля, привет тебе и Татьяне! Эта русская семья уже 8 лет в Штатах. Отличные ребята, их трудолюбию и упорству можно только по-хорошему позавидовать.

Южная Каролина за исключением приморских районов – небогатый, нам показалось, сельскохозяйственный штат. Крестьяне у дороги продают сладкий картофель и арахис, совсем как у нас грибы и картошку.

Кто-то выносит прямо к трассе, кто-то ставит указатель – куда могут обратиться желающие сладкого картофеля. Запомнился один: «Педро невер слип» - похоже, к Педро за сельхозпродукцией можно обращаться круглосуточно.

Коля и Таня приглашали нас оставаться ночевать, но на следующее утро нам предстояло вылетать из Атланты в Лос-Анджелес. И хотя до Атланты, как нас уверяли, 2 часа пути (в Штатах расстояние вообще измеряют не километрами, и даже не милями, а временем, затраченным на дорогу), мы отказались, зная по опыту предыдущих путешествий, что резерв времени необходим всегда, даже если кажется, что ничего непредвиденного случиться уже не может. Отказались, как выяснилось позже, не зря, на въезде в Атланту нас ждала огромная пробка – там шел масштабный ремонт дороги. В итоге, подъехав к городу около 10 часов, в мотель возле аэропорта мы попали только в полночь. Что было бы, окажись мы на въезде в Атланту утром следующего дня, за два часа до самолета – остается только догадываться.

В аэропорту Атланты запомнились две вещи: множество черных (намного больше, чем мы видели в других местах), выглядящих очень по-разному – от самого экзотического внешнего вида до совершенно цивильного, и еще – подземная электричка, развозящая пассажиров к терминалам. Ну и скелет динозавра в зале ожидания.

В Лос-Анджелес прилетели, сделав посадку в Фениксе, Аризона, в целом, без приключений. Запомнилась сидевшая впереди девушка лет 20-ти, высокая и очень худенькая, громко разговаривавшая с соседкой все время полета. Я даже заинтересовалась, что же так горячо, сопровождая беседу бурной жестикуляцией, обсуждают юные американки? Но прислушавшись, слегка даже разочаровалась: выяснилось, что предметом обсуждения являются суши, цыпленок (жареный? речь шла о еде) и необходимость поспать по прилету. Еще, прилетев в ЛА, мы долго сидели в самолете, ожидая трап. Все это время, минут 30, сидевший рядом с нами вполне приличного вида белый американец лет 40, нецензурно, извините, ругался вполголоса. Хотя понять его было можно – периодически он звонил кому-то по мобильному, из его переговоров стало понятно, что у него собака полдня то ли на улице, то ли, наоборот, в доме, в общем, ее надо выпустить, а он тут сидит – фак-фак-фак!

САН-ДИЕГО – СЕРДЦЕ ЗДЕСЬ!

Вернее, не в самом Сан-Диего, а в пригородах – Кардифф-бай-зе-Си и Солана-Бич! В Кардифф мы приехали вечером после прилета с Востока. Но сначала, опять таки, надо было арендовать машину. Сперва поехали автобусом-шаттлом из Лос-Анджелесского аэропорта в «Бюджет» - контору, где мы забронировали автомобиль по интернету. Но в «Бюджете» нам отказали, мотивируя тем, что права международного образца имеет только мой супруг, а кредитка, с которой собираемся платить – на мое имя. То, что мы супруги, кроме того, собираемся оплатить полную страховку, никакой роли не сыграло – платить должен водитель, и точка! Бог с тобой, золотая рыбка, сели в шаттл и поехали в ставшую родной «Аламо-Нешнл». И хотя чернокожие тетеньки из «Бюджета» нас пугали, что без резервейшн да еще в уик-энд рентовать автомобиль в аэропорту ЛА шансов нет – в «Аламо» нам предложили автомобиль на выбор! И бурно радовались постоянным клиентам (за эти две недели мы уже числились у них в компьютерах)! Тут уж я выбрала самую красивую машинку – бордовую «Шевроле-Импалу». А какой шикарный у нее салон! А какие удобные кресла! Кар ов зе дрим, одним словом.

Погрузили в багажник чемодан – и на юг! В темноте приехали в Кардифф, там и остановились в Комфорт-Инне. Дорога рядом, океан – рядом, до Сан-Диего – полчаса езды. Инн по уровню комфорта не уступает приличной гостинице, это мы уже знали. Мужичок за стойкой с итальянским именем на бейдже, будучи подшофе, долго не мог записать наши славяно-греческие имена, пришлось делать спеллинг – диктовать по буквам. Я в очередной раз услышала недоуменный вопрос: «Из ер нейм ЖЬОЯ?!» Почему-то имя Зоя вводило американцев просто в ступор. Хотя потом привыкали, и даже начинало нравиться. Рассказав заплетающимся языком все, что знает, о достопримечательностях Сан-Диего, портье повел-таки нас в номер. Там долго извинялся, что может предложить только такую маленькую комнату – уик-энд, сами понимаете. Комната была метров 30 плюс удобства. Интересно, какова площадь других комнат в этом инне?

В окрестностях Сан-Диего провели два дня. Гуляли по берегу океана, любовались волнами, которые весьма успешно седлали местные серферы. У берегов Калифорнии океан холодный круглый год, но народ гоняет на досках – в гидрокостюмах.

На океан смотрят аккуратные одно- и двухэтажные домики с палисадниками, только вместо привычных для нас астр под окнами растут, главным образом, кактусы и какие-то неведомые растения в виде арки из мелких светло-зеленых листочков. А какие забавные маленькие магазинчики попадаются в прибрежном районе – ходишь, раскрыв рот от изумления, кто бы мог подумать, сколько красивых вещей совершенно непонятного назначения есть на свете! В чистом виде диковинки – кому и когда могут понадобиться шарфы с немыслимым психоделическим рисунком, разноцветные стеклянные шары, всех размеров колокольчики и постеры пятидесятилетней давности – остается только догадываться. Зато если нужно сделать подарок человеку, у которого есть все – вам туда! Я купила для мамы солнцезащитные очки – точную копию тех, что она носила, когда мне было лет 7. А урны для мусора украшены мозаичными копиями картин мексиканской художницы Фриды Кало – ее, судя по всему, почитают там, почти на границе с Мексикой, ее портреты и копии картин в разных вариациях встречаются очень часто.

Съездили в сторону мексиканской границы, для полноты впечатлений – канадскую-то мы уже видели. Хотелось ощутить себя персонажами фильма про Терминатора. По пути обедали в деревне Пайн-Велли. «Домашние», не из полуфабрикатов гамбургеры, которые подают в местном кафе, очень даже ничего. Познакомились там с очередной пожилой парой, Филом в белой ковбойской шляпе и с пышными усами и его женой Шерди. Как и все старички, встреченные ранее, они были очень обрадованы, увидев настоящих русских – нормальных людей, без балалайки и парашюта за спиной. Спрашивали, нравится ли нам Америка, услышав утвердительный ответ, заулыбались и долго махали нам в окно. Еще в Пайн-Велли есть настоящий салун, мы даже видели даму из салуна – в корсете, с перьями в прическе, в высоких перчатках и за рулем джипа. А еще там собираются байкеры, похоже со всей округи. Причем многим байкерам явно за 60 – ветер треплет их седые волосы, иногда заплетенные в косу.

На саму границу, мы естественно, не попали, хотя и «заказали» нави самый ближний к границе населенный пункт из найденных на карте, название не помню. Подъехали к «дестинейшн», посмотрели с дороги вниз, на несколько белых крыш и непонятное бетонное сооружение у подножия горы – видимо, гарнизон. Съезда с дороги к нему нет, кому надо – видимо и так знает, как добраться. В остальном – сельская местность, ранчо с лошадьми, узкие горные серпантины на склонах, поросших травой и «усыпанных» большими белыми валунами. Попадаются «джанкъярды», действительно, как из «Терминатора» - кучи какого-то металлолома, «убитые» машины, жилье-вагончики за сетчатым забором.

Доблестные американские пограничники повели себя непростительно халатно, на мой взгляд, когда мы приблизились к посту. Двое иностранцев в рентованном автомобиле фотографируют пост и самих пограничников – и этих иностранцев никто толком не проверяет, даже багажник не попросили открыть! Вопрос, что мы тут делаем, в приграничном районе, где нет рядом никакого жилья, у доблестных американских парней почему-то не возник. На предложение показать документы офицер рявкнул: «гоу эхэд, ай сед!» (проезжайте, я сказал). Так что – рекомендую хороший бизнес, если станет совсем туго с деньгами, можно пару раз в год провозить в багажнике нарушителей границы.

Еще посетили небольшой военный музей в районе маяка, там же рядом мемориал испанцу, открывшему для Европы этот берег 300 лет назад, а на следующий день – Сиверлд!
Морской зоопарк, тот, что не раз видели по телевизору. Сразу хочу сказать, мне очень понравилась американская система развлечений. Где бы ты ни был, в любой парк развлечений можно придти всей семьей – и интересно будет всем, и годовалому малышу, и его семидесятилетнему деду. И каждый взрослый сможет вновь ощутить себя ребенком с разбегающимися от восторга глазами. Так и в Сиверлде – шоу дрессированных дельфинов, имитация полярной станции, пройдя которую попадаешь к моржам и белым медведям, а еще акулы, под чьим аквариумом проезжаешь на движущейся дорожке, пингвины, морские коровы, бассейн с дельфинами, которых можно гладить и кормить в определенные часы, купив рядом в киоске рыбу, бассейн со скатами и мелкими акулами, которых тоже можно погладить при желании (я не решилась!)… И это еще не все! А вот на Шаму, шоу дрессированных гигантских касаток мы не попали. Как выяснилось, приходить нужно за полчаса-двадцать минут, потом свободных мест не остается, Шаму – местная звезда! Мы пришли за десять… Ну ладно, посмотрели касаток с улицы и снизу, через стеклянную стену бассейна. Они умные оказывается, эти черно-белые сосиски с зубами! Подманивают птиц, чаек, цапель и крачек, выплевывая куски рыбы на берег и на поверхность воды! Мы-то думали, подкармливают, делятся по доброте душевной! Да нет, они подманивают потомков динозавров, чтобы съесть! Птицы, правда, хватают рыбу, только когда касатка отплывает на значительное расстояние – дураков нет! Один раз касатка даже вылезла на берег – птицы боялись хватать выплюнутый кусок, поскольку зубастая морда «мецената» торчала из воды в непосредственной близости. И зверь решил: чего добру пропадать, не хотят – заберу назад! Но не вышло – шея-то не гнется, да и язык короткий совсем, нечем кусочек подцепить. К вящей радости терпеливых птиц.

Внизу, у стеклянной стены три касатки интересовались детьми, прижимавшими мордашки к стеклу и вопящими в восторге: «Эй, вейл!» Вейл тоже жался к стеклу оскаленной мордой. Я прижала к стеклу ладонь, но не вызвала особого интереса, так, пару раз касатка глянула на меня в упор через стекло… Я думаю, «человеческие детеныши» интересовали этих хищников в основном, как добыча. Взрослые сильнее и осторожнее, даже китам это понятно.
Еще я занималась спасением улиток – они жили на клумбе у мотеля, и вечерами любили выползать прямо под колеса паркующихся рядом автомобилей. Перед тем как идти в номер, я обходила парковку, собирала рогатых и относила на клумбу – целее будут. Американцы наблюдали за моими действиями с явным одобрениям, чего-то говорили детишкам. Надеюсь, ставили в пример. Вообще, люди в Америке ничему не удивляются, не дают непрошенных советов, и пока ты не нарушаешь закон, как бы странно ты себя не вел, реагируют либо доброжелательно, либо нейтрально. А если нарушаешь – скоре всего тоже промолчат. Но в полицию позвонят – 100%. И правильно – если бы у нас было принято сообщать «куда следует» о готовящихся и имеющих место безобразиях, жизнь наверняка стала бы спокойнее.

Вообще, в Сан-Диего надо приезжать не меньше, чем на неделю и лучше – с детьми. Там ведь есть еще зоопарк, один из самых больших в мире, и Леголэнд, и музей динозавров, и корабли-музеи, не говоря уже о Диснейленде – он ближе к Лос-Анджелесу, но все равно это меньше двух часов пути.

РУССКИЕ В ГОРОДЕ АНГЕЛОВ

Мое мнение – в Лос-Анджелесе стоит жить, только если имеешь какое-то отношение к киноиндустрии. Непонятный какой-то город – огромная, размазанная по пустыне одноэтажная застройка, только кое-где торчат островки небоскребов. Центр города в нашем понимании отсутствует. Просто бесцельно гулять по ЛА не получится – надо точно знать, куда ты идешь (а лучше – едешь), и где там можно (и стоит!) погулять. Мы обследовали Санта-Монику, где жили в Тревелодже – самый, надо сказать, гадкий Тревелодж из всех, где мы были. Комната совсем маленькая, без холодильника, лаундри мало того, что платная, так еще и закрывается в шесть часов. А когда стирать, как не вечером? Упросили мексиканца с ресепшн открыть нам заветную дверь в девять вечера – он поломался, но потом со словами: «Хорошо, дадим вам шанс» пошел, позвякивая ключами. Кроме того, работающие в мотеле мексиканцы совершенно не знали район – пришлось производить разведку местности самостоятельно.

Санта-Моника – хороший туристический райончик, красивый пляж с пирсом, отличные, к слову сказать, магазины на обязательной пешеходной улице, много кафе и ресторанов, на набережной и пляже народ занимается спортом, бомжи спят под деревьями, никого не трогают. Много отелей разного уровня и цен на берегу. Вывески типа: «Всемирно известные бурритос!» В Америке вообще все «самое большое в мире» и «всемирно известное» - магазины сувениров, аттракционы, булки с крабовой пастой – ну и бурритос, само собой. Гигантомания.
Еще ЛА отличается тем, что поставить машину на улице практически невозможно, парковка, как правило, запрещена «эни тайм» - нужно искать крытый многоэтажный паркинг. Но с этим, к счастью, проблем не возникало.

А вот легендарная Родео Драйв меня разочаровала. Улица длиной всего-то метров 50. Ну магазины, ну Прада, ну Версаче… Так это все есть в любом большом городе. Отель, где снимали «Красотку» в жизни несколько меньше, чем по телевизору. Правда, дамы в этом районе встречаются весьма экстравагантные, одеты совсем не по-американски – в юбках, сапогах, случается, даже на каблуках и в шляпках.

Нигде больше в Америке женщины в юбках (за исключением совсем пожилых) мне не встречались. Но все равно – скучно. Погуляли минут 15 и уехали. Проехали по Беверли Хиллз. Шикарные дорогие дома и сады. Естественно, дома самых главных звезд на проезжую улицу не выходят, но посмотреть есть на что. И никаких шлагбаумов и КПП (хотя понятно, что везде камеры), везде пускают – пожалуйста, езди, любуйся. Только не паркуйся у домов, если не приглашен в гости. Но это в любом районе.
Район, примыкающий к киностудиям, понравился больше.

Красивые необычные дома, много рекламы, все в огнях по вечерам. Ездили на целый день в парк развлечений «Юниверсал Студио». Там аттракционы по мотивам наиболее известных фильмов – «Терминатор», «Водный мир», «Парк Юрского периода», «Мумия»… Все это, прямо скажем, не для детей. Но для детей аттракционы тоже есть – по мотивам мультфильмов: «Губка Боб», «Даша-следопыт»…

И снова целый день мы чувствовали себя детьми - боялись по-настоящему, когда капля жидкого металла заглядывала нам в лицо в «Терминаторе», катались на американских горках, чтобы ощутить «етернал даркнесс» в «Мумии», фотографировались с Кинг-Конгом…

А еще смотрели, как снимают разные спецэффекты без компьютерной графики – землетрясение в метро, динозавров, выглядывающих из кустов, сталкивающиеся автомобили… Видели декорации улиц из знакомых фильмов. Обедали в кафе из «Парка Юрского периода». Гуляли по Стритуолку – там я купила фиолетовую ворону, надевающуюся на руку. Если нажать ей на клюв, она каркает. Так я и ходила весь вечер с вороной на руке и время от времени каркала, иногда сама пугаясь. Люди смотрели и улыбались. Мои дети впоследствии тоже оценили.

Хотели еще сходить в ночной клуб там же, на Стритуолке – не случилось. В ту ночь клубы не работали – «Скулнайт», как нам объяснили. Выпускной? Мы не знаем точно, что это значит. Но жаль – не судьба, что называется. На следующий вечер мы улетали в Сеул.

Последний день гуляли по Венис-Бич. Вот где мне понравилось! Пляж, народ загорает, играет в волейбол. У въезда на пляж веселые черные ребята держат автостоянку. Вдоль пляжа улица палаток-магазинчиков со всякой ерундой и неожиданно ценными вещами, типа поясов для танца живота. Но главное – «стрейндж пипл»! Столько странных людей на квадратный метр мы не видели даже в Нью-Йорке. Одни мастерят и тут же продают, разложив на газете, какие-то немыслимые поделки – от тяжеленных, я не смогла поднять ни одну, черепах из камней до вертолетиков из банок от кока-колы. Вертолетики, похоже, летающие. Кто-то рисует (и продает, естественно) совершенно дикие картины. Но может и портрет нарисовать – как прикажете.

Другие сидят на земле в венке из конопли и с табличкой на груди «Буду работать за марихуану». Работнички… Гадатели, музыканты, проповедующие буддисты, просто люди с безумным взглядом и в диких нарядах, один – на роликах и под зонтиком в совершенно ясный день. Черный с собакой изображал статую, покрыв себя и пса бронзовой краской. Человек стоит, собака лежит совершенно неподвижно. Перед ними на земле шапка. В момент, когда кто-то кладет в шапку деньги, «статуя» с диким криком меняет позу. Собака продолжает лежать, высунув язык. Но при попытке погладить клацает зубами. В общем, ярмарка. Я люблю такие места. Отсутствуют дамы на каблуках, но, по крайней мере, весело.

Вечером сдали в аэропорту ставшую родной «шеви». Домой. Улетать хотелось и не хотелось. Соскучились по детям, по родителям и русскому языку, но и покидать ставшую за три недели привычной Америку было жалко. Красивая, необычная, незагаженная, пардон, природа, открытые, улыбающиеся люди, комфортные бытовые условия в любой дыре, где бы ты ни оказался – к хорошему быстро привыкаешь. Как нас спросили две русские женщины из Сан-Франциско, встреченные нами в Сиверлде: «Неужели вернетесь?» Конечно, вернемся. И домой, и надеюсь, в Штаты. И еще не раз. Ведь это Америка. Признайтесь, мы с нашего берега всегда подозревали – там возможно все.
Зоя Хлопкова (лисичка-сестричка)

Похожие записи:

    None Found

No comments yet.

Be first to leave your comment!

Nickname:

E-mail:

Homepage:

Your comment:

Add your comment