Автопробег на Toyota Corolla

30. Июль, 2007

Power

Toyota

Эпиграф:
Я: Что заставляет людей покидать домашний комфорт, садится в машину и ехать черт знает куда, при этом нерегулярно питаться, а то и не питаться вовсе, в туалет ходить в лесополосы, спать в машине, целый день проводить за рулем, то есть по сути работать, вместо того, чтобы лечь на диван с книжкой и спокойно проводить законный отпуск?

Света: Все это так, но путешествовать тянет просто невыносимо. Да и вообще, смысл жизни в том, чтобы больше видеть, получать новые ощущения, дорога – она же как наркотик! (Философский разговор где-то между Кемерово и Красноярском)

Все описанное происходило в июле 2006 года.

В середине июля семья, пройдя тихую, грозную и надоедливую стадии ожидания, поставила вопрос ребром – сколько можно работать, надо выезжать. Робкие возражения о том, что надо бы еще и машину подготовить разбились о стену технической неграмотности и твердое "НАДО". И вот за два дня до отъезда я снимаю обе передние стойки. Нужно заменить порванные пыльники. Слава Богу, опыт дает о себе знать, и на первую трачу примерно два с половиной часа. Вторая пошла бы даже быстрее, но, последний штрих, сверившись с книжкой, динамометрическим ключом тяну болты крепления верхней опоры. Чувствую, что усилие перестало увеличиваться и щелк! Болт оторван. Причем усилие затяжки до нормы еще не дошло. Что же поделать. Снимаю стойку, опять разбираю, делаю новые болты, запрессовываю, ставлю все на место. Итого вторая стойка четыре с половиной часа. Все остальное проще: отрегулировал зазор в подшипниках задних колес, отрегулировал натяжение ремней, проверил свечи, воздушный фильтр, поставил новые щетки стеклоочистителей. Вроде бы все. На следующий день развал-схождение и складирование в багажник походного барахла.

Пару слов о машине. Универсал Toyota Corolla. Комплектация кузова «DX», то, что некоторые снобы называют «деревянная» и «овощная». Из электроприводов – только замок багажника, остальное все ручное. Зато очень серьезная грузоподъемность (такая, что о ней просто не думаешь, что бы ты не загрузил, в разумных пределах, конечно), большой грузовой отсек, заметно шире, чем в других комплектациях, простота превращения задней части салона в кровать (нужно сделать два движения). В общем, для автономных путешествий самый оптимальный вариант. Цвет серый металлик. Год выпуска 1995. Пробег на момент выезда 197 380 км.

Экипаж. Водитель Константин. Моя жена и штурман очень высокой квалификации Светлана. Возмутитель спокойствия, не дающий первым двум не минуты покоя, хулиган, вредина и хитрюга Витька, 2 лет и трех месяцев от роду.

19 июля 2006 года. Раньше всегда старались выехать пораньше, чтобы побольше проехать. В итоге весь первый день хотелось спать (поскольку полночи собирали вещи) и к вечеру сильно уставали. В этом году пробуем другую систему. Время 10:09, я только в гараже. Время 10:36 отъезжаем от дома. Выехали на трассу Рубцовск-Барнаул. Специально для этого путешествия записаны полдесятка новых кассет. Последнюю дописывал в ночь перед отъездом.

Предвкушая удовольствие, засовываю новую кассету в магнитофон. Из динамиков раздается какой-то медляк. Боже мой, да это же "THE ROAD TO HELL", только медленнее раза в два. Попробовав все кассеты и попинав магнитофон с разных сторон, я понял, что, похоже, лентопротяжка сдохла. Поматерился и плюнул. Так всю дорогу и ехали без музыки. По дороге видел автобус с интересной надписью на заднем стекле.

Сразу после того как въехали в Барнаул, пошел офигеннейший ливень и поливал он нас практически до поворота на дорогу Алтай-Кузбасс. Все бы ничего, да только окна сильно запотевают. Как только повернули на эту дорогу, над головой полетели редкие белые облачка. Ехать хорошо, не жарко.

Часов около восьми были уже в Кемерово. Для того чтобы проще было ориентироваться и рассчитывать время, проведенное в пути, я не стал переводить часы на местное время и даже на Байкале жили по Алтайскому времени, это плюс три часа к московскому. В Кемерово нашли супермаркет, взяли копченого мяса, овощей, воды, печеников, местного пива, перекусили прямо на стоянке около магазина и довольные поехали дальше. По Кемерово шли по указателям, без проблем и довольно быстро. На въезде в город есть указатель, где все направления обозначены цифрами. Мариинск цифрой «1». На мой взгляд, затея с номерами – не самая удобная для водителей. Город, возможно, таким образом экономит на металле, а мы мучаемся. В Кемерово, правда, иногда вместе с номером пишется и название города. Слава Богу, что у меня штурман глазастый – таблички видит метров на пятьдесят раньше, чем я. А еще она у меня маршрут путешествия разрабатывает и ведет меня по картам оптимально короткими и ровными дорогами. Завидуйте!

Дорога после Кемерово представляет собой одни повороты, но асфальт хороший. Я прямо наслаждаюсь. Давно не видел таких дорог, чтобы можно было 120 ехать в повороте, причем ехать довольно безопасно. Еще одно наблюдение асфальт совсем не такой как у нас – шины по нему совершенно не шумят. Из-за этого я стал слышать все шумы подвески, коробки и двигателя.

В этой поездке мы решили никуда не торопиться и не стремиться обязательно доехать до какого-то определенного пункта. Поэтому, как только стемнело, стали искать, где можно остановиться. Увидели стоянку для дальнобоев и заехали. При поездке на Черное море мы привыкли, что на любой стоянке с нас требуют деньги и были очень удивлены, когда в кафе нам ответили, что стоянка бесплатная. Быстренько разложились, выпили бутылочку пивка и спокойно заснули, рассуждая о том, как хорошо иметь с собой свой дом, ни гостиниц искать не надо, ни денег платить. Красота! За день проехали 859 километров.

Второй день, 20 июля, четверг.

Проснулись часиков в восемь. Пока я на газовой плитке кипячу воду для термоса, Витька гуляет, а Света складывается. Как всегда долил масла в двигатель. Позавтракали и поехали. Асфальт так себе – выбоины и ямы, хотя кое-где дорожники делают ямочный ремонт. В Мариинске очень интересный путь для транзитного транспорта. Едешь по указателям, переезжаешь переезд, и дорога поворачивает точно на 180 градусов, то есть, едешь в обратном направлении. Дороги в городе не очень хорошие. На выезде пузатые менты трясут дальнобойщиков. Вообще, в тех краях мест для отдыха не очень много. До Мариинска видели только одну большую стоянку для дальнобойщиков, на которой, в принципе и ночевали (не доезжая 43 км), а после Мариинска встретили еще несколько стоянок, правда похуже, без асфальта, грязь. После Мариинска километров 30-40 посредственной дороги, а после круговой развязки асфальт стал ровнее. Все-таки в Кемеровской области дороги хорошие. Как способ сравнения ровности асфальта, можно спокойно ехать больше сотни и пить кофе и оно не выплескивается ни на мордочку, ни на грудь. Посмотрел бы я на человека, который на алтайских дорогах решил бы попить кофе.В Ачинске заправились на заправке Сибнефть. АИ-92 по 15 руб. 30 коп. Я рыдаю от восторга. У нас в Рубцовске бензин уже пару месяцев по 17 руб. 50 коп. Правда, уже через день я заправлялся в Иркутской области по 19 руб. 20 коп. Самый дешевый бензин на всем протяжении дороги был в Красноярском крае и Кемеровской области – меньше 17 рублей за литр. На выезде из Ачинска немного плутанули. Крестообразный перекресток. Указателей нет, знак транзитные грузы прямо и направо. Поехал прямо, началась офигенная четырехполосная дорога (две в каждом направлении). Пока по указателям поняли, что едем куда-то не туда, уже пролетели километров десять. Вернулись на перекресток, повернули и метров через тридцать увидели указатель на Красноярск. После деревни с названием Козулька стали попадаться придорожные торговцы. Продают художественные изделия из бересты, дерева, ягоду, кедровые шишки.

Красноярск прошли, вопреки ожиданиям, моментально. По указателям на Канск и Иркутск. Дорога идет по промзоне. Время 17:20, до Канска 96 км. Тюша непрестанно скачет по салону и каждые две минуты требует купить лялю (что-нибудь вкусное). Мама почти в ауте.

Навстречу большое количество перегонщиков на японках. Много Тойот - Витцы, Короллы, Филдеры, Мазды, в основном Демио, Нисаны - Санни и Эксперты. Витя по полной оправдывает свое прозвище – Шило (ну которое в мешке не утаишь). Света считает, что если его забыть в обезьяньем питомнике (такой есть в Веселом, под Адлером), то никто не заметит, что обезьян стало больше, и одна из них по рождению Homo Sapiens. Он уже минут пятнадцать прыгает с заднего сиденья в багажник и обратно. Причем прыгает забираясь ногами на спинку заднего сиденья, садится там на корточки и с воплем сигает в низ на полном ходу машины. И все это на не совсем ровной дороге. Поэтому иногда Тюша подлетает больше, чем планировал, стукается об потолок, передние сиденья или еще что-нибудь. Но это его, вопреки ожиданию, веселит, и он заливисто хохочет. Потом он начал нырять туда и обратно вниз головой. В зеркало заднего вида я вижу сначала всего ребенка, мгновение и только ноги вертикально торчат из багажника. Ноги какое-то время дрыгаются, пропадают, и появляется смеющаяся голова.

Канск прошли через город, так как прочитали в других отчетах, что объездная – ужас. Дорогу спрашивали у людей. Там на въезде стоит огромный знак «серп и молот». От него надо уходить направо. Как переедешь мост – снова направо, а там уже не заблудишься. После Канска дорога начала ощутимо портиться. Иногда приходится тормозить в пол, поскольку асфальт неожиданно прерывается, и дальше идет метров десять-двадцать раздолбанной грунтовки, по которой приходится очень тщательно выбирать путь, чтобы не ширкнуть порогом. Часто встречаются участки асфальта, на которых ямы с острыми краями, расположены примерно в метре друг от друга, да еще и в шахматном порядке. Так что не одной так другой стороной обязательно попадаешь на яму. Все это время я громко удивляюсь и тихо матерюсь – ведь это федеральная трасса. Попутно с нами и навстречу едет много дальнобойщиков – вот у кого действительно работа не сахар. Тут на легковушке еле протискиваешься, а им фуры по двадцать метров длиной таскать приходится. Встретили указатель, на котором написано, что с 1 117 по 1 165 км продолжается плохая дорога. Потом подобные указатели мы видели еще пару раз. Интересная ситуация, судя по отчетам в Интернете, дорога находится в таком состоянии уже не первый год. Но ничего не меняется. Местная администрация поставила знаки «Плохая дорога» и похоже на этом считает свою функцию выполненной. Бордель!!!

Уже в сумерках заезжаем на заправку. Рядом останавливается колонна перегонщиков. Подхожу, здороваюсь.

- Мужики, подскажите, долго еще такие колдобины будут?

- А ты в какую сторону едешь?

- В сторону Тайшета.

- Ну, тогда у тебя все еще только начинается.

И уже своим товарищам:

- Это у себя в Москве чиновники-козлы строят Садовое кольцо, а у нас как было бездорожье, так и осталось.

Стемнело. Едем и ищем, где можно остановиться на ночь. Прямо перед Тайшетом увидели большую развязку: направо дорога уходит на мост, прямо на Тайшет. Рядом, на заправке стоит много Камазов. Останавливаемся. Скидываем вещи вперед и раскладываем сиденье минут за пять. Поторапливаться заставляют местные комары. Залезаем в машину, и пока пьем кемеровское пиво, мочим штук тридцать непрошенных гостей. Пиво это (не помню название – чья-то фамилия) взяли, польстившись на надпись «живое» на этикетке, по вкусу напоминало квас. По этой причине было обругано, но все равно выпито. За день проехали 853 км.

Третий день, 21 июля, пятница.

С утра встали, умылись, собрались, завтракать не стали. Купили в кафе жвачку Витьке. Со словами «На тебе пачку, открывай, я пошел проверять уровень масла», отдаю пачку пацану. Долил примерно 300 грамм. Все это время вокруг нас дворник подметал территорию заправки. Закрыв капот, я заметил около задней двери на только что подметенном асфальте какую-то бумажку. Поднимаю – обертка от Орбита. Офигеваю от внезапной догадки. Предоставленный сам себе ребенок зажевал все десять подушечек и еле ворочает челюстями. Еле выпросили поделится «Бубой» (от слова Бубль-гум) с папой и мамой. Выехали в 08:35.

Проехали Тайшет, дороги в нем тоже яма на яме. Когда решили позавтракать, стали искать кафе, не тут-то было. Не так уж много кафе в тех местах.

Малые скорости на этой дороге позволяли рассмотреть встречных перегонщиков. Многие пользуются способом, который я окрестил для себя словом «тандем». Допустим, Нисан Санни или Эксперт, на жесткой сцепке тащит Тойоту Витц или Мазду Демио. На передней машине снят задний бампер, между машинами лист деревоплиты, чтобы вторую машину камнями не покоцать. На задней мигает аварийка. Обе на транзитах. Всю дорогу очень интересно было, как они крепят жесткую сцепку, управляемые ли передние колеса у задней машины, снимают ли на второй машине приводы передних колес, или не снимают и тем самым гробят АКПП. Если кто знает, напишите в отзывах, а то зело любопытно. Еще одно интересное наблюдение. По дороге туда и обратно видел, что на тех японках, которые стоят на автовозах, тоже наклеены транзиты. Так-то, если поразмыслить, на автовозе не транспортное средство, а просто груз, нафига на него транзиты клеить? Но видать наши законодатели считают по-иному.

Видели много двойных и тройных бутербродов. Это когда едет большой грузовик, у него в кузове маленький грузовик, а у маленького грузовика в кузове легковушка со снятыми задними колесами.

Едем по офигенным колдобинам, тряска, пыль, почти одновременно признаемся друг-другу, что мечтаем лежать на диване и ничего не делать.

Еще одно наблюдение, в этих местах, в отличие от центральной России, да и Алтайского края, очень мало машин семейства ВАЗ 2110. Седанов за всю дорогу видели десятка четыре, с десяток – 2112, а универсалов, за всю дорогу туда и обратно видел всего четыре штуки. Но и здесь, как и везде, носятся они. Когда тебя обгоняет какая-нибудь японка, то делает она это солидно и спокойно. А десятка как-то суетливо догонит, надрывно вереща движком, кинется на обгон, и скроется за очередным поворотом. Не люблю я, в общем, эти машины, больно уж они некрасивые.

Везде, где мы ехали возле железной дороги, местные косят траву вдоль железнодорожного полотна. Настроение немного повышается (до очередной ямы), кто-то работает, а ты отдыхать едешь.

На 1 377 км остановились в кафе. Сразу, правда, удивились: на стоянке около кафе какие-то люди обедают, расположившись на капоте машины. Света пошла разведать обстановку. Не было ее минут пятнадцать, я уже обрадовался, наверно, думаю, заказ делает. Выходит, рассказывает.

В кафе нет света, официантки бегают как оглашенные и ничего сказать не могут. Пока добивалась ответа от официанток, успела пообщаться с другими посетителями. Один из посетителей, молодой парень, говорит, что ждет свою окрошку уже около часа, а официантки, в ответ на его напоминания, сначала говорили, что нет света, потом долго выясняли, приносили они ему еду или еще нет, потом опять говорили, что света нет, разогреть не на чем, пока он им не втолковал, что заказал окрошку, ее греть не надо. Продолжения истории, к сожалению, не знаю, поскольку мы уехали.

Еще одно наблюдение. Способ заклейки капотов у встречных перегонщиков поражает разнообразием: у кого скотч, у кого лейкопластырь, у кого целлофан, у кого картон, а то и вообще капот и крылья полностью замазаны какой то фигней напоминающей битумную антикоррозионную мастику.

Постепенно дорога улучшалась, появлялись куски свежего асфальта. В каком то селе (по-моему, Будагово) остановились в кафе, пообедали. Кафе интересно тем, что возле него стоят ГАЗ АА с небольшим кузовом и ГАЗ 67. По словам владельца, ГАЗ 67 1942 года выпуска и практически все в нем родное. И он даже до сих пор ездит. Хозяину много раз предлагали продать машины, но он, почему-то, не хочет.

Когда проезжали Ангарск, было уже совсем темно. Попытались позвонить домой, как бы не так: Билайн работать отказывается. И тогда я твердо решил перейти на другого оператора - с этим Билайном одно мучение, то там он не работает, то сям. Въезд в Иркутск делают по всем правилам: современная магистраль по две полосы в каждом направлении. Но вот пока не сделали, пускают машины то по одной стороне, то по другой. Навстречу идет нескончаемый поток машин и, похоже, все японки – жутко слепят глаза. Въехали в город. Нам нужно в Листвянку. На указателях ничего подобного не видать. Как назло, вдоль дороги либо нет людей, либо люди в состоянии нестояния, то есть спросить не у кого. Блудим. Наконец доехали до железнодорожного вокзала. Спросили у таксистов. Поехали. Ехали до-о-о-о-олго. Пока наконец не попался первый указатель на Листвянку. Устали уже как собаки, но не в Иркутске же ночевать. Едем. От усталости глаза видят хуже, чем всегда, поэтому осторожничаю и еду медленно. Потом цепляюсь за УАЗик-буханку и держусь за ним.

Скорость примерно 70-80 км в час. Мимо с ревом пролетают местные. Километров за двадцать до Листвянки УАЗик резко тормозит и съезжает на обочину. Проезжая мимо, вижу задницу легковушки, торчащую из пробитого стального ограждения дороги. Опа, а УАЗик-то, оказывается, был «скорой помощью». В конце концов, въезжаем в Листвянку и начинаем искать, где можно остановиться. Главная дорога идет вдоль берега Байкала. Слева дома, справа Байкал. Радуемся, что наконец-то доехали, но вопрос с местом ночевки не дает расслабиться. Хочется найти какую-нибудь платную стоянку и спокойно поспать. Асфальт кончается, дорога утыкается в огромные железные ворота какой-то местной судоремонтной верфи. Разворачиваемся, едем назад. В общем, поиски жилья затягиваются. Ночь в каком-нибудь серьезном отеле у нас финансово не запланирована, пара найденных домов с надписью «сдается комната» заняты. Проезжаем по всему поселку. Да, это вам не черноморское побережье, где в каждом доме вам готовы предложить койку, комнату или отдельный домик. Что делать, плюнули на приличия, остановились около круглосуточного магазина «Копейка». Поскольку Витька уже спал, полностью салон раскладывать не стали. Положили мальчишку в багажник на стопку одеял, сами разложили передние сиденья, завернулись в одеяла и заснули. За день проехали 778 км.

Четвертый день, 22 июля, суббота.

Утро встретило туманом и совсем не летней холодрыгой. Встали в шесть утра по нашим часам и поехали смотреть Листвянку. Опять подъехали к воротам судоремонтной верфи, на них огромная табличка: «Платная автостоянка». Не заметить ее вчера было невозможно. Удивленно смотрим друг на друга, но оба готовы поклясться, что вчера этой таблички не было. Свернули налево, на улицу между домов, проколупались по лужам и выехали на так называемое «место отдыха». Справа каменный обрыв, слева десяток деревянных столов с навесами на склоне горы.

Попробовали проехать дальше, дорога уходит от озера, вернулись. Остановились на склоне, пошли гулять. Полазили по склону горы, по лесенке спустились к Байкалу, пофотались. И решили, что место отдыха мы представляли как-то не так. Вполне допускаю, что мы просто не нашли те места, куда едет отдыхать половина Иркутска. Но все равно, проводить время на природе, толкаясь на площадке в сто квадратных метров с несколькими десятками других несчастных отдыхальщиков, это не для нас. Решено, едем на Малое море (это водное пространство между материком и берегом острова Ольхон). Заехали на рынок купили омуля горячего копчения (ну как же без него, сколько читали о его непревзойденных вкусовых качествах) и хариуса холодного копчения. Две рыбешки обошлись в 60 рублей. Остановился рядом с почтой, надо же и домой позвонить. Позвонил, успокоил, сказал, что все живы и здоровы. Увидел на витрине карту Байкала, купил. Когда вернулся в машину, омуль уже приказал долго жить. При этом маме достались крохи. Сынок довольный и измазанный жиром требовал продолжения банкета. Втроем умяли хариуса. Рыбка просто потрясающая, да и коптить здесь умеют.

Едем в сторону Иркутска. Дорога то взбирается на холм, то идет вниз. И так все 70 километров. Навстречу нам автобусы, легковушки сплошным потоком, люди пешком идут. Ну, правильно – суббота же, все едут отдыхать. Иркутск проехали не без проблем, пару раз останавливались и спрашивали дорогу. Едем в сторону Усть-Ордынска (местные говорят Орда). Асфальтик очень даже ничего. По дороге видели деревушку, которая называется Зады. На спидометре появилась юбилейная цифра 200 000 км. В Баяндае сворачиваем направо, и сразу же начинаются красивые, покрытые лесом горы. На одном из перевалов, наверное, самом высоком стоит несколько кафе и большой бурхан, люди привязывают на деревья полоски материи, бросают монеты, капают спиртным, чтобы задобрить местных духов. Мы, естественно, тоже отдали дань духам в виде мелочи. Там же впервые попробовали позы, открытые сверху манты, начиненные рубленной бараниной с лучком, майонезом и кетчупом. Объеденье. Витька съел всю мамину порцию.

В Еланцах остановились у магазина, закупились продуктами, предметами быта, пивом естественно. Цены заметно повыше, чем в Иркутске. На выезде из Еланцов все проезжающие машины тормозит толстый мент, и предлагает пройти на регистрацию. В домике сидят две женщины коренной национальности (бурятки в смысле). Несколько вопросов: ФИО, сколько людей в машине, на сколько едете, и с вас 250 рублей. Поскольку с мужика, следующего за мной, денег взяли меньше, можно предположить, что стоимость зависит от времени пребывания. На вопрос: зачем собирают деньги, ответили, чтобы мусор за вами убирать.

Действительность же такова: когда мы приехали на место отдыха, то недалеко от берега действительно стоял туалет и загородка для мусора, сбитые из довольно толстых досок. На второй день коровы разломали загородку с мусором, и весь день паслись в ней. Через неделю разлетевшийся и растащенный коровами мусор из сломанной загородки занимал уже площадь в 30 квадратных метров.

После Еланцов асфальт кончается и начинается гравийка, причем засыпанная свежим гравием. Уже на 60 км в час у меня начинало заметно таскать зад, хотя другие машины ехали быстрее и таких проблем не испытывали. Да, может резина не стоит, а может амортизаторы не справляются. По дороге видели несколько бурханов

Проехали развилку, на которой стоят два кафе: «Ассоль» (на момент нашего приезда неработающая) и еще какое-то, неоднократно описанных в Интернете и поехали в сторону Сахюрты. Стали появляться щиты с названиями турбаз. Под один из таких указателей мы и съехали. Довольно долго пропрыгали по выступающим из дороги камням и ВОТ ОН, БАЙКАЛ. Красота-то какая. От Листвянки до Куркутского залива проехали 335 км.

Подъехали к берегу, огляделись. Разулись и походили по воде, а водичка то, холодная. Но народ купается.

По кромке берега машины и палатки стоят практически вплотную друг к другу. Потом я с интересом наблюдал, как начинается утро у этих людей. Проснувшийся первым, сразу же включает в своей машине музыку и открывает двери, чтоб было слышнее. По берегу начинают бегать и орать дети, которые тоже просыпаются рано. Их соседям, если конечно они не пробухали всю ночь, тоже приходится вставать, и они, конечно, включают свою музыку, начинают орать сами и заниматься своей хозяйственной деятельностью. Рядом с ГАЗели снимают коробку передач и матерятся. Зато на берегу, зато в пяти метрах от воды.

В общем, маленький природный филиал коммуналки. Нам, в отличие от наших собратьев по отдыху, хотелось тишины и покоя. Поэтому мы отъехали от берега метров двести и встали на живописном каменистом пригорке.

Начался отдых. Если хотелось супчика, варили его из консервов на газовой плитке. Хотелось шашлыка – до магазина триста метров. Конечно, нормального мяса там не было, но шашлык из курицы тоже очень ничего. С утра замариновали, к обеду готов. Из купленных котлет делали люля-кебаб на шампурах. На берег изредка приезжали местные и продавали только что пойманного омуля. Его мы запекали на шампурах.

Плюс, естественно, фрукты-овощи и пиво. Там, на природе мне очень понравилось иркутское Жигулевское. Я даже домой три двухлитровых бутылки привез, друзей побаловать. Правда, дома оно уже не показалось таким вкусным, а вот на берегу было самое то – легкое и простое по вкусу. Походишь, походишь, выпьешь кружечку. Красота!

Не могу обойти вопрос топлива для костра. За дровами ходил в гору. Набирал мешок сухих веток и сучьев и спускался обратно. Дрова очень интересные, прогорали моментально, углей давали довольно мало, но жар дали ровный и не очень сильный. Шашлык ни разу не подгорел и даже края не обугливались. А рыба запекалась до темно-золотистой корочки.

Днем на крышу набрасывали два одеяла, они не давали машине нагреваться, и в ней весь день стояла приятная прохлада. На землю бросали надувной матрас, на нем можно было сидеть или загорать.

Ходили купаться. Когда ныряешь первый раз – дыхание просто перехватывает. Но через некоторое время привыкаешь и можно поплавать или понырять с пирса. Из развлечений: моторная лодка с привязанным сзади надувным скутером. Света прокатилась, говорит классно. Стоило, по-моему, стольник.

Как-то раз во время прогулки, увидели пасущихся коров. Света предложила подойти к ним, и она нас сфотографирует. Я с Витькой на плечах подошел к симпатичной небольшой коровке и стал рядом. И тут эта скотина поворачивается и бодает меня. Еле успеваю отскочить. Она кидается меня догонять. Я спиной вперед скачу от нее. И так метров десять, пока я не развернулся и не убежал за столб. В общем, это бык оказался. А на мне еще и майка красная была. Так что значок почетного тореадора Усть-Ордынского бурятского автономного округа я уже заслужил.

Седьмой день, 25 июля, вторник.

Сегодня едем на Ольхон. Это самый крупный остров на Байкале. Длиной он примерно 70 км, ширина достигает 12 км. Самый большой поселок – Хужир, и основные места отдыха туристов находятся на той стороне острова, которая вместе с материком образует залив называемый Малое Море. Дорога, естественно, идет вдоль этого же берега. Судя по рассказам в Интернете, на Ольхоне совсем нет дров, поэтому днем раньше я сходил в гору, и теперь у меня в багажнике два мешка сухостоя. Выезжаем часов в десять по-местному. Налево открываются офигенные виды заливов Малого Моря. Через дорогу бегают какие-то суслики. До Сахюрты, которую часто называют МРС (наверное, расшифровывается как морская рыболовная станция или допустим море-рыбо совхоз) километров десять довольно ровной гравийки. Проезжаем через поселок, и дорога упирается в паромную переправу. Паром «Дорожник» ходит через пролив один раз в полтора часа. Переправа автомобиля бесплатная. Когда мы подъехали, то увидели две очереди, в которых стояло примерно 15 машин. Естественно встаю в более короткую очередь. Пообщавшись с народом, узнаем, что на паром влезает примерно восемь легковушек и то, что жители острова попадают на паром без очереди. Подходит паром, и машины начинают втягиваться в одну очередь. Я и вставшие за мной машины оказываются вне очереди. Неприятная ситуация, потому, что обстановка в очереди из-за долгого ожидания и жары довольно нервная. Иду в конец очереди, говорю: «Так и так, машины перестраиваются в одну очередь, я вот за тем автобусом». Никто особо не возражает и, в конце концов, все вытягиваются в одну колонну. Когда мы подъезжаем к цепи перегораживающей въезд на пирс, подъезжают несколько туристических автобусов и бесчисленное количество микроавтобусов Ссанг Йонг Истана, все как один с мерседесовскими звездами на облицовках радиатора. Судя по надписям на автобусах, это привезли туристов из Иркутска. Все вышеперечисленные, несмотря на ропот из нашей очереди, проходят без очереди. В общем, перед цепью мы простояли три парома, проклиная местные порядки. Единственными развлечениями для очередников были несколько уличных кафе и тир. Для развлечения мы фотографировали скалы, гуляли, Витька бегал по отмели.

Несколько раз я ходил в Сахюрту, хотел позвонить домой, но в поселке не было света, и телефон не работал, да еще покупал минералку, которая на жаре шла лошадиными дозами.

Въехать мы смогли только на шестой паром, и через полчаса уже были на острове. От пирса начинается песчано-гравийная дорога, по которой легко можно идти 80-90 км в час.

До Хужира примерно 45 километров. Слева видим Малое Море и горы материка в романтической дымке. Все это необычайно красиво. В Хужире находим почту, на стене которой написано «междугородний, спутниковый телефон, телеграф» и пытаемся позвонить домой. По словам девушки, работающей на почте, спутникового телефона здесь не было отродясь, междугородний телефон не работает, и единственная возможность связаться с цивилизованным миром это подъехать вечерком и позвонить с ее сотового телефона. Да, теперь понятно, зачем сюда едет такая куча иностранцев, для них все это, наверное, «Затерянный мир» какой-нибудь. Пока я разговариваю с девушкой, на меня косятся трое немцев, которым, с увлечением, что-то рассказывает переводчик. Еще бы им не косится – мужик, больше недели не видевший бритву, в грязных шортах, футболке навыпуск и с висящей на… ну, в общем, ниже талии поясной сумкой. Выхожу из почты, лучезарно улыбнувшись, и говоря немцам «ауфвидерзеен», и мы едем в магазин затариваться продуктами.

Выезжая их Хужира, сразу за поселком поворачиваем налево и едем к песчаным дюнам на берегу Малого Моря. В общем, оказалось, что песчаные дюны начинаются метров за 150 до воды. И, прорваться на берег, можно только имея полный привод, что и подтверждают Ленд Круйзеры, РАВ 4, Форестеры и Нивы, стоящие недалеко от воды. А пляж просто потрясающий: чистый белый песок, деревца и небольшое количество народу. Вот только вода жутко холодная, поэтому никто не купается. Для очистки совести попытался сунуться в песок, но забуксовал через десять метров. Проехали вдоль берега, и не найдя нигде возможности подъехать поближе к воде, едем в сторону Харанцов. Прямо в деревне сворачиваем налево и едем в сторону Малого Моря. Оказалось, что мы выехали прямо на широко известный юрт-лагерь (не помню, как называется). Останавливаемся почти на обрыве. К воде по крутому склону спускается тропинка протяженностью примерно 100 метров. Вокруг местные деревья хвойных пород. Это то самое место, про которое я читал в одном из рассказов. Там написано, что здесь «каждое дерево - бансай, каждый куст – экибана». И действительно, сучья, ветки и корни деревьев причудливо искривлены и живописны. Ставим машину под одно из таких деревьев.

С моря дует пронизывающий холодный ветер. Я спустился к воде, чтобы набрать в полторашки воды. Вода оказалась настолько ледяной, что рука моментально онемевала, и чтобы набрать полную бутылку приходилось менять руки раза два. Кое-как спрятав газовую плитку от ветра за дерево, варим лапшичку с тушенкой и съедаем ее, сидя в машине. Потом до вечера отдыхаем, гуляем и любуемся природой. Прямо напротив острова Харанцы - офигенный пляж, делаю несколько фото.

Недалеко от нас несколько мужиков собирают катамаран. Они делали это все то время, что мы там были. Причем, они не просто скручивают его из имеющихся деталей, а что-то там еще вырубают топором, выстругивают ножами и выпиливают напильниками. Их стоянка выглядит очень живописно: пара палаток, катамаран, везде разбросаны деревяшки и инструмент, над костром висит котелок и несколько колец колбасы.

Ночью слышим шум подъезжающей машины, которая останавливается рядом с нами. Из машины вылезает куча народу и начинает орать во всю глотку, комментируя процесс постановки палатки и надувания матрасов.

С утра мы видим Мицубиси Паджеро с надувной лодкой на крыше. Иркутская семья из мужа с женой и трех детей лет 7-12 встала с утра, поорала и огляделась. Очевидно, место им не понравилось, поскольку они, с присущими им шумом, обозвали нас «москалями», которые заняли все рыбные места, свернули палатку и уехали. В общем, до обеда мы с интересом наблюдали, как они мотались по берегу и искали место для стоянки. Честное слово, не вру – палатку в разных местах они ставили три раза. Поставят, походят, походят кругами, не нравится, свернуться отъедут куда-нибудь и все сначала.

После обеда мы решили ехать дальше, очень уж холодно и некомфортно было, хотя красота обалденная. И поехали в сторону мыса Хобой. Видели людей, путешествующих на квадриках (в Хужире можно было взять экскурсию за 800 рублей в час). Прикольно, блин. По дороге проехали еще какую-то деревеньку, народа – ни души, часть домов без окон, огороды хоть и огорожены, но растет в них один бурьян. Въехали в лес, перед которым была табличка о том, что это природный заповедник. В некоторых местах проезд был осложнен торчащими из дороги корнями деревьев. Едем дальше. Видим на дороге участок песка, посреди которого стоит «девятка» и буксует. Передние колеса уже закопались. Вышел, пробуем толкать. Нифига. Похоже, перед уже лежит на брюхе. Попробовали подсунуть под колеса палки. Тоже не помогло. Начинаем откапывать. Я копаю около колеса. Хозяин копает под порогом, чтобы подставить домкрат. Витька активно помогает откапывать заднее колесо.

Подъехал Ленд Круизер. Его владелец с интересом посмотрел на наше занятие и лениво спросил, будто думал, что мы можем отказаться «А может вас дернуть?». Конечно, дернуть!!! Прицепили трос, и Ленд Круйзер без натуги просто поехал. «Девятка», которая, казалось, зарылась на половину, легко выкатилась на дорогу. Я, наученный опытом, объехал место, где сидела «девятка», и дальше поехали колонной из двух машин. Проехали недалеко, следующая песочница была длиной метров 100. И в ней уже сидела Тойота Корона. Вылезли, пошли смотреть, может тоже помочь надо. Но оказалось, что помочь есть кому. Как я потом понял, народ ехал на трех машинах - эта Корона, полноприводная Королла-универсал и Форд Эксплорер. Королла прошла, Форд тоже, а вот Корона села. Вернулся Форд, зацепил Корону сзади и попытался дернуть. За две попытки задние колеса Форда закопались настолько, что он и сам оказался в плену у песочницы. Толкать машину весом тонны в две никто не пытался. Сразу стали тормозить УАЗики, которые, полные туристов, то и дело проезжали мимо. Владелец Короны в это время продолжал сосредоточенно выкапывать песок из-под днища своей машины. Наконец останавливается один из УАЗиков, и водила-бурят соглашается помочь. Разворачивается и задом сдает к Форду. Цепляется стропа и УАЗик, коротко буксанув, всеми колесами дергает. Стропа естественно рвется, со звуком пистолетного выстрела щелкая по бамперу Форда. Водитель «девятки», который вместе с нами наблюдает все это действо, приносит свой трос, который через пару минут повторяет судьбу первого. Через некоторое время куски стропы связаны и начинается третья попытка. УАЗик начинает тянуть медленно, Форд отчаянно буксуя начинает ехать. Зачем вот только буряту в УАЗике понадобилось ехать в сторону от колеи – непонятно. Форд увязает в вале песка и стропа опять рвется. В общем, посмотрели мы на это все и, поняв, что в этом году мыса Хобой нам не видать, развернулись обратно. По дороге, вопреки всем рассказам о том, что на Ольхон не бывает дождей, нас помочил дождик. Приехали в Хужир, с сотового на почте наконец-то позвонили домой. Пара минут обошлась в 95 рублей. Закупились продуктами и пивом в магазине, оглядываемся, ребенка нет. Витя каким-то образом просочился за прилавок и уже выбрал себе машинку. Пришлось купить. Заехали, посмотрели на скалу Шаманка.

И поехали на паром, полагая, что вечером уехать будет проще. Беспокоил только вопрос: до какого часу работает паром. Местные успокоили: работает, пока есть кого возить. Около пирса несколько кафе. Одно из них в виде национального жилища – юрты. Света спросила, хочет ли Витя пирожок, тот отказался, но как только она купила себе пирожок, Витя его тут же отобрал и съел. Пришлось идти еще за одним пирожком. На этот раз ожидание парома растянулось всего часа на четыре. За это время Витя успел разломать машинку на куски размером меньше квадратного сантиметра. Мы ему не препятствовали - это же просто счастье, когда ребенок чем-то занят и не мешает родителям. Когда паром прибыл, было уже темно. Искать в темноте новое место стоянки не хотелось, поэтому мы вернулись на старое, в Куркутский залив. И еще два дня просто отдыхали.

29 июля, суббота. Уезжаем с утра. На спидометре 200 375 км. Перед выездом на дорогу увидели Короллу, как у нас. Рядом стоит парень, голосует. Остановились, просит домкрат на пять минут. Выхожу, начинаю помогать. Открутили проколотое колесо, сняли. Парень жалуется, что стоит больше получаса, но никто так и не остановился. Вдруг машина начинает катиться назад и падает с домкрата. Я спрашиваю парня:

- Ты ее на ручник не поставил, что ли?

- Нет, а зачем?

Действительно, зачем? У домкрата отломана верхняя площадка. Кое-как приделываем ее обратно, достаю из багажника упоры под колеса и заканчиваем с заменой колеса.

- А ты где в Иркутске живешь? - спрашивает парень, - Может, встретимся пива попьем?

- Не получится, - говорю, - Я в Алтайском крае живу.

Гравийку до Еланцов уже раскатали и можно ехать 80-85 км в час. Правда, из-под встречных на этих скоростях летят горсти камней. После Еланцов кусок дороги с крупными камнями, стоит дорожная техника, дорогу делают. На пути к Баяндаю попался кусок дороги, который закатывали сухим асфальтом. И наш поток, и встречные жмутся к обочине. Но все равно несколько камней попадает в бок машины. Когда я увидел впереди Камаз, то принял максимально вправо и почти остановился. И все равно два здоровенных булыжника прилетели в стекло. Я глянул влево и выматерился. По всей левой стороне стекла змеились трещины. Останавливаюсь, выхожу, а в голове калькулятор уже считает стоимость замены стекла. Начинаю осматривать стекло снаружи, и злость спадает, еще не веря в удачу, стираю со стекла паутину. Она, блестя под солнцем, создавала очень правдоподобную имитацию трещин. Правда, второй камень оставил довольно внушительный скол на моей стороне. Стеклянные проблемы на этом не закончились, приехав домой, я обнаружил трещину длиной сантиметров пять, идущую от скола в левой нижней стороне стекла. За два дня, пока я собирался в мастерскую, трещина успела вырасти до 10 см. Да еще мастер во время сверления прибавил сантиметров пять. В общем, ремонт обошелся в 350 рублей. Опять остановись на бурхане на вершине перевала, съели несколько поз и пирожков.

Всю обратную дорогу я старался замечать особенности дороги, чтобы отметить их в отчете. Так вот, в Баяндае, прямо на повороте на Еланцы есть эстакада, можно посмотреть машину. Когда проезжаешь Усть-Ордынский, тоже есть эстакада, СТО и шиномонтаж. Иркутск проехали по указателям.

Когда подъезжаешь к поселку городского типа Тельма (прямо перед Усолье-Сибирским), то очень далеко видно православный храм очень большого размера. Он стоит почти посередине деревни, большой, очень красивый, вокруг него дорога делает поворот на 90 градусов. В этом поселке, по всей дороге, чуть ли не в каждом доме продают молоко.

Доехали до Будагово и остановились возле той же самой приметной кафешки с раритетными авто. Отъехали за шиномонтажку, разложили сиденья и завалились спать. За день проехали 697 км.

30 июля, воскресенье.

С утра позавтракали в кафе. Хотели купить в дорогу сок для Витьки, но его не оказалось. Как выразилась официантка: «Дальнобойщики всю ночь фестивалили и выпили весь сок». Вот интересно, всю ночь пробухали, а с утра почти все уехали (неужели пьяные едут). На стоянке возле кафе видели внедорожник неизвестной марки, с будкой, на будке привязан горный велосипед. Оказалось, немцы через всю нашу страну едут на Байкал, да что-то с радиатором у них случилось, вот и кукуют.

От Тулуна до Шебеты 40 км нехорошей дороги, ехали еле-еле 25 км в час. От Шебеты начинается неплохой асфальт. До Нижнеудинска дорога в целом неплохая, но волнистая, пришлось попрыгать. Навстречу видел шесть автовозов, везущих Газели, микроавтобусы и фургоны. И всего один с Волгами. Неужели в этом регионе их кто-то покупает? От Тулуна до Нижнеудинска не приметил ни одной заправки. Через 34 км от Нижнеудинска асфальт кончается и начинается длинный и нехороший объезд: здоровенные ямы, через которые приходится переваливаться со скоростью 1-2 км в час. Еду и удивляюсь, как здесь проезжают перегоны с прицепленными сзади машинами. На фото: в этом месте я цепанул правым порогом.

Объезд длится километров 30 потом кусочек асфальта километров 35, потом опять гравийка. Потом кусок асфальта, кусок раздолбанной гравийки. В деревне Облепиха я круто приложился днищем. Выскочил, принял упор лежа – ничего не капает, слава богу, опять пронесло. Видел один автовоз с ВАЗ 2115, единственный за всю дорогу. В деревне Разгон купили литровую банку черники и пять вареных шишек. Едем, грызем. Дальше до Тайшета дорога очень плохая. В обед уже в Тайшете. Остановились на заправке, на которой ночевали по пути на Байкал и пообедали в кафе. В общем, нормально, в чебуреках мяса много, солянка пересолена, картошка-пюре наломана кусками и разогрета в микроволновке. Но с голодухи съедается все. Когда въезжаешь в Канск, чтобы не ехать по объездной (от чего отговаривают все авторы, описывающие дорогу через этот город), едешь через город.

К вечеру пошел дождь. Когда стемнело, ехать стало совсем плохо. Остановились около какой-то кафешки, немного не доехав до Мариинска. Витька уже заснул. Поэтому минут пять пришлось совершать интересный эквилибристический номер: раскладывание салона и постели, не выходя из машины. За день проехали 980 км.

31 июля, понедельник.

С утра встали, умылись, посмотрели на медведицу, которую держат в клетке, и поехали. В 11:20 по нашему времени были уже в Кемерово и звонили в Новосибирск. Оказалось, что в Новосибе у нас есть срочные дела и туда нужно попасть до 15:00. Дороги на выезде из Кемерово в сторону Новосибирска как раз ремонтируют, поэтому не совсем понятно куда ехать. Спросил у гаишников. Объяснили довольно толково. Вышли на трассу и полетели. Благо, попутных было мало, и удавалось держать скорость не меньше 130 км в час. В 14:40 уже стоим в центре Новосиба. Домой, в Рубцовск, приехали около 24:00. За день проехали 1 052 км.

На спидометре по приезду было 203 106 км. То есть всего за это путешествие мы прошли 5 726 км.

Бензина сожгли 393 литра.

Средний расход топлива примерно 6,9 литра на 100 км.

Денег на бензин потратили 6 951 рубль

Добрых дорог вам!

С уважением, Константин Костенко.

Drom.ru

Похожие записи:

No comments yet.

Be first to leave your comment!

Nickname:

E-mail:

Homepage:

Your comment:

Add your comment